Раннее кожное тестирование эффективно для диагноза аллергических реакций, встречающихся во время анестезии

Кожный тест

Аллергические кожные пробы должны быть выполнены спустя 4-6 недель после аллергической анестезирующей реакции. Пациенты с аллергическими реакциями во время анестезии были проспективно включены (n = 44). Кожные пробы были выполнены на двух стадиях: (i) Стадия 1 (S1), 0-4 дней спустя после реакции; и (ii) Стадия 2 (S2), 4-8 спустя недели после этого. Пять операций (на 11.5 %) были приостановлены из-за реакции. Положительные кожные пробы были получены у 25/44 пациентах (57 %). Аллергический диагноз был выставлен в S1 у 15/25 (60 %) и в S2 у 10/25 (40 %). Полное соответствие среди тестирования в S1 и кожных проб S2 составляло 70.45 %. Статистическая величина каппы была 0.41 (P-ценность = 0.002).  Раннее аллергологическое исследование полезно, может минимизировать ложные отрицательные результаты, но должно рассматриваться как дополнение к поздним кожным пробам.

Методы

За 4-летний период (2008-2011), все немедленные аллергические реакции на анестетики, которые встречались в нашей больнице, были изучены. Реакции были классифицированы как умеренные (степень I), умеренные (степень ІІ), или тяжелые (степень ІІІ или IV).

Сывороточная триптаза и гистамин крови были определены в момент (до 30 минут) реакции, 2 и 24 часа после нее.

Прик-тест был выполнен в две стадии: в течение первых 0-4 дней после реакции (S1); и спустя 4-8 недель после реакции (S2). Антигистаминные препараты не применялись анестезиологами при лечении реакции. Гистамин (10 мг/мл для прик-теста, 0.1 мг/мл для внутрикожного) и сывороточный солевой раствор использовались в качестве контрольных.

Используемые препараты были проверены при концентрациях, которые рекомендуются протоколами. Когда прик-тесты были отрицательны, внутрикожные тесты были выполнены. Положительными прик-тестами считались волдыри размера 3 × 3 мм для прик-теста и 5 × 5 мм для внутрикожного теста, только если был также зуд и эритема. Десять неподвергнутых воздействию контрольньных пациентов были проверены, когда у нас были сомнения относительно возможного ложноположительного результата. Реакции были классифицированы как “IgE-зависимые”, когда прик-тест был положителен по крайней мере с одним лекарственным средством или продуктом; и “не IgE-зависимые”, когда прик-тесты были отрицательны.

Исследование было одобрено местным комитетом по этике, и все пациенты подписали форму информированного согласия.

Результаты

Из 67 пациентов, которые перенесли аллергическую реакцию во время анестезии, 23 (34 %) не смогли прибыть спустя 4-8 недель после реакции и 44 (52% мужчин; 12-82  года, в среднем 43 года) были обследованы два раза и были включены в исследования. Реакции встречались во время введения в анестезию у 26 пациентов (59 %), во время хирургической операции у 9 пациентов (20.5 %), и в периоде восстановления у 9 пациентов (20.5 %). Двадцать четыре реакции (54.5 %) были умеренными, 10 (22.7 %) средней тяжести и 10 (22.7 %) тяжелыми. Пять операций (11.5 %) были приостановлены из-за серьезности реакции.

Прик-тест был положителен у 25/44 пациентов (56.9 %) и отрицателен у 19/44 пациентов. Триптаза была увеличена у девяти пациентов (20 %): IgE-зависимые реакции наблюдались у 9/25 и 0/19 не IgE-зависимые реакции. Гистамин плазмы был увеличен в 21/21 случае IgE-зависимых реакций и в 16/19 случаев не IgE-зависимых.

Причинный агент для IgE-зависимых реакций был лекарственным средством в 22/25 случаев: 6 мышечных миорелаксантов, 5 антибиотиков, 4 аналгезирующих средства, 7 других препаратов; у одного пациента была холодовая крапивница; два имели аллергию на латекс.

Обсуждение

Серьезность аллергической реакции в периоде введения в анестезию может привести к приостановке оперативного вмешательства. Когда вмешательство не может быть отсрочено, аллерголога просят сделать рекомендацию о препаратах, которых нужно избежать или тех, которые могли бы использоваться. Данные нашего исследования показали, что высокий процент (60 % из пациентов сIgE реакциями) положительных результатов прик-тестов был в течение первых 4 дней после реакции. Кроме того, 3 пациента (6.8 %), обследованные в предшествующем исследовании, были отрицательны в S2 и таким образом не будут правильно диагностированы, если только исследованиеS2 будет выполнено. Другое исследование показало 79% положительных прик-тестов или специфические IgE к hymenoptera в течение первых 7 дней после реакции, и у двух пациентов был отрицательный результат прик-теста спустя 4-6 недель после этого. У этих пациентов мы можем предположить, что специфические иммуноглобулины исчезли из сыворотки за время короткого периода 1 или 2 месяцев, учитывая что период полураспада IgE составляет 2 дня.

Кроме того, у большинства наших пациентов было легче выполнить S1 чем S2: 34 % тех, кто перенес реакцию, не возвращались в отделение Аллергии спустя 4-8 недель после этого.

Недавно, Soetens и др. сообщили о трех случаях, в которых прик-тесты были выполнены в течение 3 недель после анафилактической реакции. Они выдвинули на первый план потребность в протоколе действий в случае, если неотложная хирургия необходима. Очевидно, знание чувствительности и процента ложноотрицательных результатов в раннем тестировании прик-тестами – первый шаг такого пути.

Механизмы, лежащие в основе рефрактерного периода, продолжают быть неизвестными, но могут быть связаны с выделением медиаторов тучными клетками и базофилами.

 

A. Lafuente1, Javaloyes2, F. Berroa2, М. J. Goikoetxea2, R. Moncada1, Дж. М. Нунез-Кордобэ3, П. Кабрера-Фреитэг2, К. Д’Амелио2, М. L. Sanz2, Г. Gastaminza2, *

1 – Department of Anesthesia, Medical School, Clınica Universidad de Navarra;

2 – Department of Allergology and Clinical Immunology, Medical School, Clınica Universidad de Navarra;

3 – Department of Preventive Medicine and Public Health, Medical School, Clınica Universidad de Navarra, Pamplona, Spain

 

Перевод с англ. – к.мед.н. А.Е. Богомолов

Ви можете залишити коментар, або посилання на Ваш сайт.

Залишити коментар

css.php